Реализованные объекты

Фаерпасс против ЛОХов

Посвящается альтернативным… пожарным, способным предотвратить будущие трагедии.

Достигнув возраста, позволяющего делать то, что хочется и жить там, где нравится, Аркадий Прокопов обосновался и трудится на острове Майорка, Испания.

ЛОХ (Лодочная Обьемная Химическая) – Распространенная система пожаротушения, применяемая на подводных лодках, судах и подобных энергонасыщенных пожароопасных обьектах. Пламягасящий агент хлорфтороуглерод фреон 22 – токсичен при ингаляции, он же – губитель озонового слоя планеты. При срабатывании системы в помещении люди должны немедленно одеть изолирующие противогазы и покинуть загазованный обьем.

Именно это не успели сделать задохнувшиеся фреоном на АПЛ “Нерпа”, когда в 20.45 по местному времени 8 ноября 2008 г. в носовом отсеке проходившей ходовые испытания субмарины внезапно сработала система пожаротушения. Ничего там не горело, но в помещения где находились люди, – кают-кампанию и каюты экипажа – начал поступать фреон.

При этом на лодке автоматически задраились люки, лишив людей возможности покинуть загазованные отсеки. У каждого находящегося на борту человека должен быть наготове портативный дыхательный аппарат (ПДА – небольшой баллон с кислородом крепящийся на поясе, с затычкой для носа и загубником), ресурса которого хватает примерно на 15 минут. Четверти часа обученному человеку вполне хватит чтобы добраться до шланговой дыхательной аппаратуры и переждать, пока заблокированный и наполненный фреоном обьем провентилируется. Однако, нелегко выполнить инструкции когда во сне на вас обрушивается водопад бесцветного газа, уже первый вдох которого может вызвать наркоз и острую кислородную недостаточность. Возможно, погибшие вообще не умели пользоваться ПДА. К тому же, их могло просто не хватить: вместо штатных 73 на субмарине находилось 208 человек (экипаж, представители изготовителя и приемная комиссия). Задохнулись 20 человек – трое военных и семнадцать гражданских лиц. Еще 21 человек отравился фреоном, но их удалось спасти.

Несанкционированно сработавшая противопожарная система типа ЛОХ (лодочная объемная химическая) устанавливается на подлодках; схожие системы применяются на морских, особенно военных судах. Пламягасящий агент фреон 22 (он же хладон 22), относится к классу хлорфторуглеродов. Хотя фреон – вещество малоопасное, при обильной ингаляции он обладает наркотическим действием, вызывая слабость, переходящую в возбуждение, спутанность сознания, сонливость, а при больших концентрациях — удушье. Монреальский протокол от 1987 г., ратифицированный 148 странами предусматривает резкое сокращение производства и использования френов, поскольку они катализируют разрушение озонового слоя, защищающего жизнь на планете от губительных жестких ультрафиолетовых лучей Солнца. Уже давно имеются менее опасные противопожарные химагенты, но военным фреон 22 разрешают использовать в виде исключения; дескать ни его, ни их пока нечем заменить.

Ясно что причиной трагедии стал человеческий фактор. “В момент испытаний на подводной лодке было около 270 человек плюс еще контрагенты”, – сообщил один из подводников “Газете Ру.”[1] на условиях анонимности. Как правило, это люди “…абсолютно не обученные нахождению на подводной лодке. Они знают только, как чинить прибор, который собрали на их заводе. На подлодках никто из них никогда не был, но они все туда рвутся, поскольку за это существенно доплачивают. Не исключено, что ЧП случилось из-за них”, – предположил он. И добавил: “При ходовых испытаниях на подводных лодках творится полный бардак и находится очень много спирта для протирки оборудования. Контрагенты часто очень много пьют. Они всегда это делали. Вполне возможно, что кто-то из них взял и закурил прямо в отсеке, отчего и сработала система пожаротушения и в отсек пошел фреон. А кто-то, напившись, спал прямо в отсеке и не сообразил, что происходит”– считает эксперт.

Из своего опыта работы на водолазных судах Газпрома в конце 1980-х, могу это подтвердить. Гидролизный (на морском жаргоне “шило”), а еще лучше, медицинский спирт-ректификат, для протирки оборудования конечно тоже употребляется, но в первую очередь им “поправляют голову”. Хотя сомнительно чтобы во время ходовых испытаний АПЛ именно это стало решающим компонентом катастрофы. Моряки предпочитают расслабляться на берегу, но с другой стороны – у гражданских дисциплина слабовата.

Но в принципе, почему бы не заменить неудержимо прельстительный спирт-ректификат на вполне пригодную для технических целей смесь нескольких спиртов, включающую и метанол, пить которую станет разве что самоубийца? В шестидесятые годы такой приказ отдал новый главком военной авиации одного из округов. Через неделю после начала эксперимента почти треть личного состава вышла из строя. Не могли люди поверить что кончилась лафа и привычный дармовой спирт действительно заменили ядом; менталитет у них такой. Разжаловали главкома или нет, не знаю, но повторять эксперимент, насколько мне известно, никто не решился.

4 Декабря 2008 года появилась информация о том что, по предварительным данным, в систему пожаротушения Нерпы изготовителем был закачан фреон с большой примесью сильно ядовитого перхлорэтилена, который используется при производстве фреона. Эта бесцветная жидкость с резким запахом гораздо токсичнее фреона. И много дешевле. Возможно, производители фреона и поставщики ошиблись, или просто хотели сэкономить. Один из экспертов заметил: “Ошибкой подобную замену можно назвать только в том случае, если фреон не проверяли перед выходом в море. Перед выходом каждая подлодка обязана сдать несколько анализов. В советское время при плохом анализе весь фреон выгружали из блока”. Закачать в систему пожаротушения перхлорэтилен, по его словам, могли, “если только фреон вообще не проверяли”. В таком случае, считает подводник, людей погубил “полный, системный бардак на всех стадиях: проектирования, строительства и приемных испытаний”.

Другой эксперт сообщил, что в системах пожаротушения, используемых “Газпромом” применяется иной, безвредный для человека газ. “Непонятно, почему подводники до сих пор применяют токсичный фреон?” – сказал он “Газете Ру.”[1]

Некоторые специалисты считают что истинных причин трагедии на “Нерпе” вообще может никто не узнать. “Истинные причины известны только тем, кто там был, но специальные комиссии, создаваемые после таких ЧП, как правило, принимают решение не рассказывать большую часть того, что было на самом деле, – все-таки это флот. Как правило, критику они разделяют между контрагентами, гражданским экипажем и военными”, – рассказал один из источников, близких к ВМФ [1].Он добавил, что даже в ранее существовавших учебных центрах морякам никогда не рассказывали истинных причин аварий на АПЛ, хотя, согласно учебной программе, они должны были тщательно разбираться. “Нам просто сообщали версии, близкие к настоящим, в отличие от тех, которые предоставляются обывателям и прессе”, – признался он.

Россия лидирует не только по числу атомных субмарин, но и по количеству пожаров на них. Понятно, сложная, энергонасыщенная, к тому-же стареющая техника. И люди какие-то неправильные – спирт не выдашь – водку на борт пронесут.

Перечислим некоторые пожары на российских подлодках.

8 августа 1967 года. На АПЛ К-3 в Норвежском море в подводном положении произошел пожар в 1-м и 2-м отсеках. Пожар был локализован и потушен способом герметизации аварийных отсеков. Погибло 39 членов экипажа.

В марте 1976 года на дизельной лодке Тихоокеанского флота К-77 (Джульетта-484) возник пожар. С помощью системы ЛОХ пожар был потушен. Однако из-за несанкционированной подачи фреона в незатронутый огнем отсек погибли стоящие на вахте люди. Оба были в изолирующих дыхательных аппаратах. При выяснении причины возгорания оказалось, что подача фреона в 7-й отсек вместо 5-го произошла по вине ремонтников. При сборке ЛОХ была перепутана маркировка клапанов, что и стало причиной трагедии. Проверка ЛОХ на всех подводных лодках соединения показала, что двух других подлодках, только что вернувшихся из ремонта, маркировка на клапанах ЛОХ была также перепутана.

18 июня 1984 года. На АПЛ К-131, находившейся в Средиземном море, произошел пожар в кормовых отсеках. Погибли 13 членов экипажа.

3 октября 1986 года. В Атлантическом океане потерпела катастрофу и затонула АПЛ К-219 от последствий пожара, вследствие неисправности ракетной шахты. Погибли 4 члена экипажа.

7 апреля 1989 года. В Норвежском море от последствий пожара высокой интенсивности подводная лодка “Комсомолец” затонула на глубине 1650 метров. При пожаре и от переохлаждения в морской воде погибло 42 подводника,

1 августа 2005 года – на верфи “Звездочка” в Северодвинске во время газосварочных работ на утилизируемой АПЛ произошел пожар. Погиб человек.

12 апреля 2006 года – в гарнизоне Вилючинск на Камчатке во время ремонтных работ загорелся отсек подводной лодки Тихоокеанского флота.

6 ноября 2006 года два человека погибли в результате пожара, вспыхнувшего на АПЛ “Святой Даниил Московский”. Пожар произошел, когда она стояла на рейде полуострова Рыбачий в Баренцевом море. Пожар был потушен, с заглушеным реактором лодка отбуксирована в надводном положении на базу.