Реализованные объекты

Фаерпасс против ЛОХов

Виден ли свет в конце туннеля?

 

Здесь просто обязан появиться Изобретатель и выдать идеальное решение неразрешимой специалистами проблемы, выглядящее примерно так:

“Идеальная система предотвращения и гашения пожаров в особо важных обьектах, откуда невозможно эвакуировать людей, будет полностью безвредной для человека и защищаемых ценностей, но в то же время сможет эффективно предотвращать возгорание и мгновенно гасить огонь, если таковое произошло”.

“Это невозможно!”- возмутится любой эксперт пожарных дел.

“Решение есть, и оно уже применяется на практике”- сказал Инженер (именно так, с заглавной буквы…), далекий и от противопожарной техники, и от медико-физиологических аспектов пожарных проблем.

Мое личное участие в этой истории началось в сентябре 2000 года, когда этот Инженер, изобретатель и предприниматель сообщил мне, что он может так изменить, модифицировать воздух, которым все мы дышим, что это:

-  Поможет спортсменам ставить новые рекорды,

-  Повысит умственную и физическую работоспособность и выносливость здоровых людей,

-  Поможет предотвращению и лечению множества распространенных хронических заболеваний,

-  Снизит скорость старения и даже будет способствовать омоложению организма,

-  И тд…

Я радостно соглашался, поскольку в этом направлении работаю давно и небезуспешно.

Но затем он выдал нечто для меня неожиданное, если не сказать, ошеломляющее:

-  Кроме того, этот обедненный кислородом (нормобарический гипоксический), но полностью пригодный для дыхания воздух надежно предотвратит возгорание любых горючих материалов (за исключением имеющих в своем составе химически связанный кислород, например – пороха или спичек),

-  Уже начавшийся пожар практически мгновенно погаснет, если обьем горящего помещения быстро заполнить такой газовой смесью.

Именно это рассказал мне Гари (Игорь) Котляр при нашей первой встрече в Нью-Йоркском Манхеттене, в жарком сентябре 2000 года. Уже тогда концепт нового метода активного   предотвращения и гашения пожаров у него был готов. Дело было за малым: оформить патентную заявку.

Котляр – выдающийся изобретатель и одаренный инженер, опытный предприниматель, уехавший в США еще из СССР. Первым его успехом было изобретение, патентование и доведение до американского рынка (альпинистов, спортсменов и фитнесс-энтузиастов) комплекса для нормобарической гипоксической тренировки [4].

Его система поддерживает низкое содержание кислорода в дыхательном воздухе при нормальном атмосферном давлении и имитируя пребывание в средне – и высокогорье позволяет на уровне моря воссоздавать тренирующие и лечебные эффекты высотной атмосферы. О пользе такой тренировки для здоровья сегодня хорошо известно [5], а тренирующиеся на выносливость спортсмены: марафонцы, велогонщики, многоборцы и тд., уже давно знают что это единственная эффективная альтернатива допингу.

В стандартной конфигурации система представляет собой небольшого обьема комнату, или просто палатку, вентилируемую гипоксическим воздухом который в изобилии производит особый генератор. В комнате можно тренироваться на велоэргометре или беговой дорожке, в палатке – просто спать. Или разместить домашний офис. Генератор работает от обычной электросети; он физически, с помощью особого молекулярного сепаратора разделяет атмосферный воздух на две части: обедненную кислородом фракцию, которая подается в вентилируемый обьем, и фракцию обогащенную кислородом; последняя просто выбрасывается в окружающую амосферу. Парциальное давление кислорода в получаемой “на месте” гипоксической смеси точно контролируется и легко регулируется. В зависимости от потребностей, оно соответствует таковому на высоте от 1700 м и выше, вплоть до 8000 м. Миллионы людей живут в городах и поселках, расположенных на высотах до 4000 м. Люди вполне здоровы и не страдают оттого что содержание кислорода там гораздо ниже нормального.

Кстати, в целом уровень здоровья у жителей среднегорья выше среднего, хотя у более высокогорных обитателей имеются некоторые проблемы при слишком длительном там пребывании. Раньше думали что лучшее здоровье у жителей среднегорья есть результат чистоты воздуха и меньшего уровня социального стресса, но теперь доказано, что основную роль играет именно фактор умеренной гипоксии – сниженного парциального давления кислорода.

Нормобарическая гипоксическая система для джимов и продвинутых спортсменов хорошо продавалась и получила большое освещение в медиа. И вот, однажды, когда изобретатель Гари пребывал в созданной им гипоксической среде, на его светловолосую творческую голову упало соответствующее “яблоко”. Хотя курить он давно бросил, тем не менее решил посмотреть: а что будет, если…

Результат восхитил. Внесенная в атмосферу, где энтузиасты финтеса оздоравливались на беговой дорожке, горящая свеча, сигарета или сигара быстро гасли. Зажигалка давала искру, но не пламя. Спичка вспыхивала и тотчас гасла.

“Да ведь это идеальная искусственная атмосфера! Не только лечебно-тренировочная, но и защищающая от возникновения пожара! Это же дыхательная среда будущего!” – взвился от восторга Инженер-Изобретатель.

Тогда почему же свеча горит и на вершине Эвереста?

Хотя там кислород “жиже”, но и азота пропорционально меньше. Когда же на уровне моря уменьшено содержание лишь кислорода, то избыточные молекулы азота слишком быстро уносят тепло из очага зажигания, и “толпясь вокруг…”, кинематически препятствуют доступу в него молекул кислорода. Для гемоглобина крови такое снижение парциального давления кислорода практически незначительно, поскольку транспорт газов крови – активный, управляемый нашей биохимией процесс селективного их связывания. Но для гораздо более простой химии горения, для зажигания и поддержания огня – соотношение количества молекул обоих газов – фактор решающий.

Однако, наш герой хорошо знал что от рождения идеи до ее практического использования – долгий и тернистый путь. В частности, необходимо медико-биологическое сопровождение, медицинская поддержка многообещающего проекта.

В должный момент в поле зрения изобретателя появился автор этой статьи – врач, имеющий несколько специальностей. Одна из них прежде именовалась “Спецфизиология”, потом ее переименовали в “Авиационная, космическая, морская и водолазная медицина”.

Почему так причудливо смешано? Во всех этих областях условия труда и отдыха человека схожи: длительное пребывание в необычных, техногенных средах и условиях, в ограниченных и замкнутых обьемах, дыхание искусственной (например, на основе аргона, гелия с добавлением азота и кислорода) газовой смесью, с повышенным или пониженным барометрическим давлением, увеличенным или уменьшенным содержанием кислорода. Поскольку я давно применяю нормобарическую гипоксическую тренировку в лечебных целях, имею патенты и статьи в этой области, то интересы наши вполне резонно и плодотворно пересеклись. Котляр пригласил меня помочь ему в подготовке патентования и публикаций.

Идея создания новой, “улучшенной” газовой среды для обитания человека меня сразу захватила. Искусственная среда уже давно существует на космических кораблях, в подводных лодках, частично даже в рейсовых самолетах. Словом, везде где люди находятся в изолированном обьеме – состав дыхательного воздуха там поддерживается автономной системой жизнеобеспечения. Но жесткая привязка к догмам и стереотипы мышления заставляют специалистов поддерживать в искусственной атмосфере стандартный уровень кислорода, далеко не оптимальный и для здоровья, и, как оказалось, для предотвращения пожара. Еретический вопрос “А можно ли создать искусственную дыхательную среду которая будет лучше естественной?” пока еще мало кто задавал всерьез. Между тем, потребность в такой среде диктует вполне близкое будущее: орбитальные станции уже давно реальность, а в ближайшие десятилетия начнется колонизация Луны, потом и Марса.

И вот, для начала мы провели ориентировочные эксперименты в нормобарической гипоксической среде серийной палатки, предназначенной для сна на симулированной “высоте”. Медленное понижение концентрации кислорода от нормальных 20,9% выявило гипоксический порог подавления горения, лежащий в границах 16 – 17% для свечи и сухого дерева. При этом мы впервые наблюдали и описали феномен флуктуации пламени свечи при достижении этого порога. Пламя периодически уменьшалось до крошечного язычка, возвращаясь затем к исходной величине. Как будто бы огонь трогательно “умирал, но боролся за жизнь”, хотя по молекулярному механизму это лишь аналог затухающих колебаний маятника. Наконец, при 16,6% О2 пламя окончательно погасло. Для бензина и других легковоспламеняющихся жидкостей соответствующий порог выявился в районе 13-14% О2. Сильно зависящий от прилагаемой энергии гипоксический порог предотвращения зажигания обнаружился при еще более низких уровнях нормобарического О2.

Простые, но захватывающие были эксперименты! [6]

По материалам этого предварительного исследования мы написали статью и отправили ее в специальный научный журнал (Combustion and Flame) издаваемый в Стэнфордском университете. После долгого изучения (peer review) анонимные эксперты по горению статью отвергли, единодушно заключив что она недостаточно обоснована и вообще малоинформативна для публикации в их теоретическом журнале. Предложений по разработке темы и доработке статьи от них не было.

Позже мы убедились что оные ученые мужи обильно кормятся грантами от производителей химических противопожарных агентов и изготовителей негорючих материалов.

Тем не менее, по первой патентной заявке положительное решение пришло очень быстро, через два месяца после ее подачи. К этому времени новая технология уже получила маркетинговое имя ФАЕРПАСС (дальше в тексте – ФП).